Первая  Между I и II  Вторая  Третья  Четвертая  Между IV и V  Пятая  Между V и VII  Седьмая  
 

Марии Никитичне достались 2 611 р. д. крестьян Царевосанчурской округи (с. Ус-пенское) Вятского наместничества и Ветлужской округи (с. Никольское) Костромского наместничества и равное с сестрой количество денег и вещей. В случае смерти сына Ни-кита Акинфиевич распорядился отдать заводы «без раздробления» старшей дочери Екатерине, а Марии – все, не принадлежащие к заводам вотчины и «сверх того выплачивать из заводского дохода деньгами» [2].
В 1784 г. Николаю шел 11-й год, Екатерине исполнилось 12, а Марии – 7 лет. По закону над малолетними наследниками полагалось учреждать опеку до их совершеннолетия. В завещании отец упомянул, поэтому, о дозволении ему «перед кончиною» назначить опекунов, которым вверял «все движимое и недвижимое имение для управление оным на пользу детей моих». 7 мая 1787 г. Никита Акинфиевич скончался. По его еще прижизненному выбору опекунами над несовершеннолетними детьми были определены генерал-аншеф, сенатор Николай Дмитриевич Дурново и тайный советник и сенатор Александр Васильевич Храповицкий. Хозяйственными и финансовыми делами наследников во время опеки ведал в основном Дурново; Храповицкий, будучи статс-секретарем Екатерины II, содействовал военной и придворной карьере подопечного владельца Нижнетагильских заводов. Опекуны, скорее всего, решали и личную судьбу молодого Демидова и его сестер.
Правда, в замужестве Екатерины Никитичны решающую роль сыграл всесильный светлейший князь Г.А. Потемкин, флигель-адъютантом (с 16 октября 1789 г.) и генерал-аудитор-лейтенатом (с 29 июля 1791 г.) штаба которого состоял Николай Демидов. Вопреки мнению Дурново, «светлейший» настоял на свадьбе Екатерины со своим любимцем, знатным, но небогатым и расточительным князем Сергеем Лаврентьевичем Львовым, который был к тому же на 32 года старше невесты. «Желая доставить ему счастие в получении знатного имущества», Потемкин, по словам самого Демидова, прислал опекуну письмо, «чтобы выдать старшую сестру мою в замужество за оного Львова». Когда Дурново отказал, «князь вторично обратился... и тут уже не было средства дальше противиться в рассуждении столь сильной его возможности, и сестру мою за Львова выдали», – сокрушался любящий брат, «сожалея о толико несчастной ее участи» [3].
Вскоре, однако, Дурново «отыгрался» за свое поражение в борьбе с Потемкиным, в 1790 г. женив своего сына камергера Дмитрия Николаевича на младшей подопечной Ма-рии Никитичне. Устройство семейных дел потребовало немалых расходов. В приданое сестрам было выделено до 300 тыс. руб. «деньгами и вещами», по завещанию отца им достались вотчины общей стоимостью 600 тыс. руб. Демидов заплатил также 164-тысячный долг зятя Львова и вынужден был в дальнейшем помогать семье сестры «по их дошедшей крайности» по 3,5 тыс. руб. в год. В 1794 г. сам Николай Никитич женился на баронессе Елизавете Александровне Строгановой. Этот брак с представительницей знаменитого и влиятельного рода существенно повысил «рейтинг» Демидова в высшем обществе, но не принес существенных материальных выгод. За невестой в 1797 г. было дано «бриллиан-тов, жемчугов, серебра в разных вещах и разного платья, белья, уборов и кружев» на 38 270 руб. и каменный дом на Большой Морской улице (№ 23) в Петербурге стоимостью 94 500 руб. Величина приданого (всего 132 770 руб.) сестры владельца Кыновского округа барона Г.А. Строганова (ее именем был назван один из заводов этого округа – Елизавето-Нердвинский) была определена по соразмерности с приданым ее сестры Екатерины, вышедшей замуж за камергера И.А. Нарышкина [4].
Елизавета Александровна Строганова (1779-1818). С кар-тины Ж.-Б. Греза
В результате многочисленных выплат и займов за Николаем Никитичем к 1797 г. на-копилось до 800 тыс. руб. казенных и частных долгов. «Последнею их причиною, – оправдывался почти обанкротившийся владелец, – были единственно несовершенные мои лета». Финансовая несостоятельность и непрекращавшаяся расточительность Демидова, по-видимому, послужили причиной продления срока опеки после достижения им совершен-нолетия. В феврале 1795 г. опекуны потребовали, по словам самого Демидова, «чтобы я упросил к общему с ними по делам моим содействию в попечители» графа Александра Николаевича Самойлова, который был высокопоставленным и влиятельным государственным чиновником (действительным тайным советником и генерал-прокурором Сената). К тому же он приходился родным племянником умершего князя Потемкина, память которого высоко чтила императрица. 22-летний заводовладелец давал обязательство «жить определенною мне от них [опекунов и попечителя] суммою, не делать ни малейших займов, не давать расписок, ни векселей, ни обязательств и не подписывать никаких счетов, контрактов, закладных, купчих и всякого рода крепостей без ведома и общего подписания попечителя и опекунов» [5].
Но Самойлов, по видимому, не помог получить казенные займы и отсрочки по дол-гам, поскольку вскоре Екатерина II умерла, и Демидову пришлось обращаться за помощью уже к новому императору. Павел I проникся сочувствием к попавшему в критическую си-туацию должнику. В январе 1797 г. «за оказанную его к службе нашей ревность и прилеж-ность» он назначил Демидова камергером, в следующем году санкционировал заем в только что учрежденном Дворянском заемном банке 500 тыс. руб. под залог двух Салдинских, Черноисточинского и Висимо-Шайтанского заводов, в 1800 г. определил его «для познания дел» в Камер-коллегию, присвоив чин тайного советника, и в знак особого расположения назначил командором Мальтийского ордена. 12 августа 1797 г. (сенатский указ издан 22 ноября) император подписал указ о снятии опеки с Демидова, но не отпустил его в годичный отпуск «для обозрения имений». По просьбе самого Николая Никитича опекуны «за преклонными летами и полным доверием» были освобождены от обязательных отчетов по опекунскому управлению [6]. С этого времени и до своей смерти Николай Никитич Демидов единолично владел Нижнетагильскими заводами и остальными имениями, сумев не только расплатиться по долгам и займам, но и удвоить свое состояние.
<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  ...  >>
 
Рейтинг@Mail.ru
Штаб-квартира МДФ : 119517, Москва, ул. Нежинская, 14, корп. 5. Тел.: (095) 441-11-80. Факс: (095) 441-11-82. E-mail indf@rambler.ru