Первая  Между I и II  Вторая  Третья  Четвертая  Между IV и V  Пятая  Между V и VII  Седьмая  
 

Дом Петра Григорьевича Демидова на углу Мещанской (совр. Казанская) ул. и Демидова (совр. Гривцов) пер. Фотография 2002 г.
Все чугунное литье – головки и маски (по документам времени постройки – «рожи»), капители коринфских колонн, а также металлические оконные рамы выполнены на заводах Демидова. Побывавший в Петербурге и в доме Демидова знаменитый авантюрист XVIII в. Казанова в своих записках написал, что весь дом состоит из железа – стены, полы, потолки, двери и лестницы [15]. Одна чугунная лестница, действительно, была. Она ведет из сада на чугунную же террасу перед садовым фасадом.
Первоначальная внутренняя отделка помещений, к сожалению, утрачена.
Григорий Акинфиевич владел домом недолго; в 1761 г. он скончался. Наследство его сыновья разделили по добровольному согласию на три части. Разделен был и двор между Мойкой и Мещанской улицей. Разделить поровну усадьбу было, конечно, невозможно, т.к. части оказались слишком неравноценными. Неравноценность частей компенсировали недвижимым имуществом в других местах.
«Расписание учинили, и по жребью достало» в числе другого имущества старшему сыну Александру «дом по реке Мойке с садом, оранжереями и всеми службами каменной» [16]. Это - большая часть участка - по переулку на месте пяти домов.
Младшему Петру достался дом «в Мещанской улице на углу проезжего к Мойке переулка», а среднему Павлу – такой же дом рядом, на Мещанской. Вскоре Павел свой дом уступил Петру, который застроил пространство между домами, соединив их в один, что хорошо видно на плане Сент-Илера.
Главный дом усадьбы Г.А. Демидова. Вид со стороны р. Мойки. Литография середины XIX в.
После смерти отца братья и сестры некоторое время продолжали жить одной семьей. О жизни и быте семьи того времени сохранились собственноручные «поденные» записки одной из сестер – девятнадцатилетней Хионии. Это записи были обнаружены на листах сохранившегося в Русской Национальной библиотеке экземпляра «С-Петербургского календаря на лето Рождества Христова 1763». Среди бывавших в доме людей Хиония упоминает А.В. Олсуфьева, Жеребцовых, жену придворного банкира Штегельмана, дочь Бирона. Пишет она и о том, у кого и где бывали они. Хиония Григорьевна Демидова, позже жена посланника в Турции А.С. Стахиева, члена Российской Академии, известна литературоведам как первая переводчица французской сказки «Красавица и зверь», которую все знают в пересказе С.Т. Аксакова как «Аленький цветочек».
Постепенно братья и сестры начали обзаводиться собственными семьями и отделяться. Александр женился на дочери гофмаршала Матвея Дмитриевича Олсуфьева, Петр - на Екатерине Алексеевне Жеребцовой, через которую вошел в родство с Зубовыми.
Дом Александра Григорьевича, который является памятником архитектуры, можно считать и памятником культуры. Частыми его посетителями были архитекторы И.Е. Старов, В.И. Баженов, С.И.Чевакинский, А.Ф. Кокоринов и женатый на сестре последнего скульптор Федот Шубин. Бывал в демидовском доме и популярный в то время поэт В.П. Петров. Заезжали сюда и «сильные мира сего», по-видимому, даже Г.А. Потемкин. При доме была контора, в которой можно было оформить покупку железа и «лучшей досчатой и штыковой меди».
Дела шли хорошо, и Александр Григорьевич прикупил смежный участок с домом, выходящим на параллельный Демидову переулку Новый переулок (теперь пер. Антоненко д.4). После его смерти в 1803 г. владельцем усадьбы стал его старший сын Григорий Александрович, женившийся на Екатерине Петровне Лопухиной, сестра которой Анна вскоре стала фавориткой императора Павла. Известный мемуарист Ф.Ф. Вигель писал, что он встречался с Г.А. Демидовым и «молодой, прекрасной, меланхоличной женой его, которую муж ревновал к целому свету» [17].
Григорий Александрович довольно много занимался перестройками в своем доме. При нем была осуществлена надстройка и перестройка с коренным изменением выходившего в парадный двор фасада основного дома [18]. В те годы повальной болезнью была переделка барочных фасадов в новом классическом стиле. Не устоял и Григорий Александрович. Выходящий в сторону Мойки фасад главного дома приобрел шестиколонный портик и фронтон. Садовый фасад остался прежним. Примерно в то же время были построены дома вдоль переулка (сейчас №3), которые потом были надстроены.
В те годы, когда основной усадьбой уже владел Григорий Александрович, дом на Мещанской улице принадлежал все еще представителю предыдущего поколения - его дяде Петру Григорьевичу. Этот дом сохранил отделку в стиле барокко до сих пор. На его стенах также присутствуют женские головки. После Демидовых дом был надстроен, но достаточно тактично. Современный его адрес – Казанская ул. д.29, пер. Гривцова д.5. К тому же участку относится и второй дом по переулку с тем же № 5, который Демидовы построили позже.
Фрагмент дома П.Г. Демидова на углу Казанской ул.,29 и Гривцова пер., 5. В архитектурном оформлении окна первого этажа видна «женская головка». Фотография 2002 г.
Дом Петра Григорьевича и его обитателей в начале XIX в. описывает уже упоминавшийся Ф.Ф. Вигель: «Около тридцати лет он (Петр Григорьевич) уже был тогда женат. Заведенный им порядок с тех пор ни на волос не изменился, и сей порядок, кажется, существовал еще в доме его отца и деда. В убранстве комнат, в обычаях, в распределении времени, во всем было заметно нечто голландско-немецкое …Несколько узких и длинных комнат сего дома были предназначены для приема гостей; гораздо же большее число внутренних, как сердце г. Демидова, открывалось только задушевным его друзьям» [19]. Вигель описывает все комнаты убранные по-разному, но в старинном стиле, характер хозяина и его связи с представителями высшего общества. Из таковых в доме бывал Г.А. Потемкин и даже наследник престола Павел, которому посвящена одна из книг дочери Петра Григорьевича, Елизаветы Петровны Демидовой, имя которой вошло в «Словарь русских писателей XVIII века».
Петр Григорьевич имел чин тайного советника и был обер-директором Коммерческого училища, основанного его дядей Прокофием Акинфиевичем. Домом после Петра Григорьевича владел его сын, а потом внук. При них никаких заметных событий здесь не происходило, а в начале 1860-х гг. дом перешел в другие руки.
История основной усадьбы после смерти Григория Александровича более интересна. Ее целиком получил старший сын Александр Григорьевич. Служил он сначала по военной части, дослужился до полковника, затем был интендантом, рано вышел в отставку, получив годовую пенсию в 575 руб., которой, конечно, не хватало. До выхода в отставку А.Г. Демидов разделил свой участок на три, а участки с домом в Новом переулке и современными домами № 3 продал [20]. У него остался основной дом и флигели перед ним и за ним по переулку.
Хозяева жили во флигеле, выходящем на Мойку, а основной дом с 1830 г. сдавали Английскому собранию или, как его часто называли, Английскому клубу. Подробное описание комнат Английского собрания в доме Демидовых и его завсегдатаев есть в книге, посвященной столетнему юбилею клуба [21]. Английский клуб находился в доме почти 30 лет, а в 1859 г. его сменил немецкий Бюргер-клуб, он же Шустер-клуб.
В 1862 г. в левом флигеле на углу Мойки по инициативе А.Г. Рубинштейна была открыта первая русская консерватория. На первом приеме присутствовал П.И. Чайковский. Дом официально принадлежал наследникам Александра Григорьевича Демидова. Один из наследников – его младший сын Григорий Александрович, недавно вышедший в отставку, в это время находился в Германии, где изучал композицию у профессора Гауптмана.
<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  >>
 
Рейтинг@Mail.ru
Штаб-квартира МДФ : 119517, Москва, ул. Нежинская, 14, корп. 5. Тел.: (095) 441-11-80. Факс: (095) 441-11-82. E-mail indf@rambler.ru